Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

За валами беспокойных вод
Скрыты земли дивного народа.
Звёзды кружатся, сменяя годом год,
В безупречном свете небосвода.
Слышится сквозь лунные лучи,
Что достигли сквозь деревья тверди,
Шёпот ветра, дрожь хмельной свечи.
В этом мире нет дыханья смерти
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:09 

Пейринг Пейн/Конан

Ты - мой Мир

На улице лил сильный дождь... селение выглядело пустым, однако на одной из крыш показалась чья-то тень. Это было одно из тел человека, которого местные почитали за определённые заслуги и считали Богом. Пейн присел на площадку чуть выдающейся вперёд крыши и стал наблюдать за тем, как идет дождь...
“Да, осталось еще так не много до нового мира, и Аме скоро расцветет, как и прежде”, - промелькнуло в мыслях Лидера деревни. – “Надо начать захватывать оставшихся джинчууриков пока нам не помешали. Где же Конан? Ведь только она может ослабить мою боль…”

Лёгкий шелест за спиной возвестил о появлении девушки. Она приблизилась к своему напарнику, выйдя из укрытия, тут же попав под дождь.
- Ты почти всегда здесь, Пейн, - спокойный голос Конан прорезал шум падающих капель.
Её лицо, волосы и одежда уже успели вымокнуть, но куноичи как всегда не обращала на это внимания. Жизнь в этой деревни приспособила жителей к вечно неистовой и пасмурной погоде.

Обладатель Риннегана посмотрел на свою напарницу, которая уже была вся мокрая.
- Да, я тут как видишь. Это наша родина и я верю, что она снова оживет, - ответил он, после чего повернул голову и снова начал смотреть на улицы города.
Но в голове по-прежнему стоял образ Конан, её невозмутимый вид, который она переняла от него, хотя такая погода никого не могла оставить равнодушным.
- Если хочешь, я уберу дождь, - как бы, между прочим, бросил Пейн.
“Интересно, сможет ли она меня простить за всё это”, - подумал он. И всё же то, за что хотел извиниться Лидер, осталось только при нём.

- Зачем убирать дождь, если он является главной защитой селения? Не стоит подвергать опасности селение только из-за моих прихотей, - всё также спокойно отвечала Конан, смотря в спину Пейна, так как стояла чуть позади него.
Она уже привыкла во всём полагаться на своего напарника, которого знала с самого детства. Но иногда такая зависимость её пугала, ибо шиноби должен быть самостоятельным и полагаться только на себя. Уж кто-кто, а она знала основные законы жизни ниндзя. “Он как всегда думает об Аме. Только всеобщий мир вернёт нам покой и процветание... Но как добиться мира, когда на душе царит беспорядок, окутанный гнетущей болью?” - думала девушка, с ноткой печали в лице. Внезапно по ёе телу пробежала дрожь, дождь оказался действительно холодным... холодным, как и его создатель.
- Нам пора в Акацуки, организация тоже нуждается в тебе...

- Организация, - произнес Пейн с едва заметной грустью.
Он знал, что на него возложены обязанности Лидера, поэтому работа в организации требовала порядка и его непосредственного пребывания и участия. Но в данный момент ему не хотелось покидать деревню, главой которой он являлся до сих пор.
- Напомни, сколько мы уже захватили демонов? – рыжеволосый шиноби начал вставать с крыши, смотря на Конан своим спокойным взглядом.
По его лицу стекали капли воды, но всё равно казалось, что дождь его не задевает… словно и вовсе для него не существует.

- Захватили семь, осталось двое, - чётко отрапортовала девушка.
Ей было даже удивительным то, что Лидер Акацуки мог такое забыть. Хотя, как больше казалось Конан, он просто проверяет её информативность. “Как будто я могла такое забыть”, - ехидничала её внутренняя сторона, порываясь наружу, но куноичи благоразумно промолчала.

“Она права, дождь защищает деревню и я нужен организации”, - думал в то время Пейн. Он уже который раз подмечал, насколько хорошо девушка знает его обязанности и принципы. Однако его самого она не могла знать, хоть они и почти всю жизнь прожили под ‘одной крышей’.
- Идём в логово, надо объявить о своём следующем шаге, - через какое-то время произнёс главарь Акацуки, устремляясь в путь.

“Что с ним твориться? В последнее время он сам не свой”, - мысленно задавалась вопросом Конан, но после слов Пейна о том, что надо идти, слабо кивнула и последовала за ним…

Спустя какое-то время Лидер появился в убежище, проследовав на место сбора Акацуки. Сев на своё кресло, он посмотрел на стол, за которым обычно и собирались участники из преступной организации. Так должно было случиться и на этот раз. “Ну что ж, надо созывать всех акацуков и решить, кто из них пойдет за демоном”, - рассуждал про себя Пейн, скрестив ладони в замок, - “Мой план гениален, я не должен проиграть”.

Конан появилась вслед за Лидером, с её плаща стекали потоки воды. “Блин, вот именно поэтому я не люблю дождь”, - думала она, выжимая капли воды из волос, после чего распустила их, чтобы быстрее просохли. Оставив у порога свой вымокший плащ, она проследовала к своему месту и села как обычно рядом с Пейном.
- Думаешь, сегодня будет правильно созывать совет? - поинтересовалась куноичи, - “Ведь большинство ещё выполняют задания. Хоть и могут сделать свою проекцию, но с одной стороны для них это может быть опасно”.

- Я понимаю, что все на миссиях, но нам осталось захватить всего 2 демонов… - словно угадав мысли девушки, произнёс её напарник, всё ещё глядя куда-то в пространство комнаты, - Я думаю бросить на поиски 8-хвостого команду Итачи и Кисамэ... и у меня есть замечательный план как все это сделать без привлечения внимания.
Пейн словно со стороны смотрел на себя и заметил, что разговорился. Впрочем, только в присутствии Конан он и мог свободно говорить о задуманном. При остальных же членах Акацуки он был не особо многословен и скрытен, многие даже не видели лица своего предводителя, так как он предпочитал конспирироваться, пребывая в тени. Он, наконец, соизволил перевести взгляд на сидящую рядом напарницу и про себя невольно подумал, что с распущенными волосами ей куда лучше. Однако та редко позволяла себе ходить в таком виде, собирая свои синие локоны в небольшой пучок на голове, выпуская лишь пару прядок.

- Оу, и какой же, позволь поинтересоваться? - деловито осведомилась Конан, отмечая в своём друге всё новые и новые изменения.
Раньше он всегда был хладнокровен, даже равнодушен ко всем вещам, а теперь в голосе проскальзывали некоторые эмоции от увлечённости новой идеей. “Странно видеть его таким, но всё-таки я даже рада, что он оставил свою прежнюю бездушность”, - подумала девушка. Она понимала, что Пейн уже давно проникся к ней доверием, поэтому временами охотно делился своими планами ещё до того, как озвучивал их при других.

- Ты ведь помнишь наш план, Конан, - собрать всех хвостатых и развязать войну... И я решил не медлить, закончим первый этап в скором времени. Для этого мне и нужен был Дейдара с его подрывными способностями. Он сделает так, чтобы каждая деревня была в войне с другими... а мы закончим захват хвостатых и получим мощнейшее оружие, чтобы управлять всеми странами, - Пейн говорил серьезно и уверенно как будто точно знал, что его план сработает на 100%.
Он вытянул вперёд руку, раскрыв ладонь, своеобразный жест для получения желаемого.
- И я создам новый мир, новый порядок…

- Да... - только и смогла ответить куноичи и прикрыла глаза.
Новый мир... сколько раз она об этом слышала, она всё прекрасно понимала. “И чтобы был мир, люди должны познать боль... но выдержат ли они её? боль потери... одна из самых сильных”, - подумала Конан, а затем встала.
- Ну, раз ты мне всё рассказал, то я пойду отдохну. Нужно привести себя в порядок, - тихо произнесла она, после чего повернулась и направилась к выходу, по пути захватив свой фирменный плащ Акацуки.

- Я заставлю всех испытать боль, какую испытали мы с тобой. Все получат новый мир через страдания, - злобно бросил в сторону уходящей девушки Пейн.
Но останавливать её не стал, сейчас надо было позаботиться о деле. Приняв свой обычный хладнокровный вид, он сделал пару печатей, призывая остальных членов организации. Через несколько секунд помещение пополнилось несколькими галлограмами, обретающими очертания своих владельцев. Собрание началось…
Когда проекции, наконец, снова пропали, Лидер тяжело вздохнул. “Теперь можно и отдохнуть”, - подумал он, поднимаясь с сидения. Выйдя из комнаты, он быстро переместился в их с Конан комнату. Все Акацуки жили попарно, так как спален на всех в логове не хватало. Войдя в свои покои и сняв плащ, Пейн лег на кровать. Его напарницы здесь не оказалось, впрочем, ему сейчас было не до неё. “Что же мне сделать чтобы план начал действовать…”, - раздумывал командир, изучая глазами потолок, так как с претворением плана в жизнь возникла небольшая загвоздка во времени.

Синеволосая куноичи в это время пребывала в ванной, которая, в целях экономии, была одна на всех. Но этим вечером, слава богу, в убежище, кроме неё и Лидера, никого не было. “Даже странно, ведь обычно в логове столько шума, а сейчас тишина”, - подумала девушка. Она уже высушила плащ и теперь расчёсывала свои длинные волосы цвета хмурого неба, которые удивительно хорошо сочетались с её лазурными очами. Наконец, она привела себя в порядок, по обыкновения собрав длинные локоны в тугой пучок, и направилась в спальню, уже раздумывая обо всём, что говорил Пейн.
Конан по коридорам быстро дошла до нужной ей комнаты и, отворив дверь, вошла внутрь. Скользнув отрешённым взглядом по кровати, где уже пристроился её напарник, она подошла к окну, глядя сквозь стекло на тёмную улицу. “Вот что бывает, когда теряешь смысл жизни”, - невольно мелькнула ассоциация в голове девушки. Вдалеке послышались раскаты грома, похоже, даже здесь, погода новоронила испортиться.
“Не надо дождя...”, - мысленно обратилась к небесам куноичи. Извечные стуки капель и моросящий дождь нагнетали на неё грусть и тоску, вспоминалось всё то, что болело на душе. Дом, деревня, печальное детство, боль и страх... а самое главное, война. Яростная, бушующая и разрушающая всё сила, уносящая жизни сотни тысяч людей…

Пейн услышал тихий скрип двери, возвестившей о приходе его сожительницы, но даже бровью не повёл. Он по прежнему лежал на кровати, раздумывая о своём, глядя в потолок. Но внезапно наступившая тишина давила на сознание, хоть так у них было почти всегда. На минуту отвлёкшись от своих мыслей, обладатель Риннегана повернул голову и увидел Конан. Она как обычно стояла у окна, слушая вечерние звуки за окном. Её напарник уже изучил её привычки, чаще всего девушка либо просто наблюдала за тем, что твориться снаружи, либо складывала из бумаги очередное творение оригами. Но сегодня что-то было не так…
Лидер ощущал сквозившее в воздухе беспокойство синеволосой куноичи, словно она душевно убивалась за что-то. “Хм интересно о чем она думает сейчас?” - внимательно присмотревшись к её лицу, он увидел отражение её чувств. Боль… что-то болезненное отражалось в глазах Конан. Это заставило шиноби с пирсингом встрепенуться. “Сколько мы вместе, но я не помню, чтобы когда-то видел её такой”, - все думали, что сердце его словно вырезано из камня и не подвластно эмоциям, однако это было не совсем так. Меньше всего на свете Пейн хотел, чтобы кто-то из их команды снова страдал. Слишком много им пришлось пройти в жизни, чтобы опять испытывать ту же боль. И потому с подобным состоянием своей подруги он мириться не желал. Мужчина знал, что нужно делать. Он встал, подошёл к девушке сзади… и обнял.

Что-то перевернулось внутри Конан, когда она почувствовала сильные руки, обвивающие её тело. Она повернула голову, посмотрев напарнику в глаза.
- Пейн, ты чего? - невольно вырвалось у куноичи.
Сейчас, в данный момент, она не понимала его действий. Разумеется, её друг всегда заботился о ней и оберегал, но их отношения всегда оставались на уровне напарников. Даже она не могла похвастаться, что хорошо знает Пейна, его мощь таила в себе загадку. А теперь, своими движениями он явно пытался оказать девушке поддержку. “Так близко... и тепло. Хочется просто прижаться к нему как в детстве, чтобы не чувствовать себя одинокой”, - подумала Конан и опустила голову, чтобы не было видно лёгкой улыбки, мелькнувшей на её губах. Прикрыв глаза, она поправила спадающую на лицо тонкую прядь выбившихся волос.

Пейн чуть нагнулся и прошептал на ухо Конан:
- Я не дам тебя в обиду, мы достаточно натерпелись в этом мире и заслуживаем лучшего…
После этого он сжал девушку чуть сильнее в своих объятиях и успокаивающе положил свою голову ей на плечо. “Точно как раньше когда я оберегал ее от всех неприятностей”, - вспомнилось ему. Ещё когда они были детьми, то потеряли всё, так как их родители погибли в ходе войны, идущей на территории деревни Дождя. Маленькое селение, раздираемое на части из-за военных распрей больших стран, отнюдь не сулило сиротам хорошего будущего. Однако они выжили, полагаясь лишь на самих себя, поддерживая друг друга, когда приходилось трудно, и всеми силами стремясь вырасти. И теперь, даже повзрослев, Лидер продолжал заботиться о единственном оставшемся у него друге, хоть и старался не показывать своих чувств.

Всё печальные мысли, терзающие душу девушки, исчезли. Её стало спокойно от тепла, исходящего от тела напарника. Его слова вселяли уверенность на лучшее будущее. “Действительно... мы слишком многое пережили, потому нельзя больше такого допускать”, - подумала Конан, с улыбкой смотря на Пейна, а затем повернулась к нему лицом и тоже обняла его. Тонкая изящная рука легла на его плечо, а вторую она запустила в его рыжие волосы. Пальцы скользнули по коротким прядкам, нащупав ткань протектора, повязанного на лбу нукэнина.
- Спасибо тебе... - тихие слова благодарности сорвались с губ куноичи, в душе которой наступил покой и умиротворённость.

Лидер Акацуки поднял голову, оторвав её от хрупкого плеча голубоглазой девушки. Её действия пробудили в груди давно забытое манящее ощущение. Он был Богом нового мира, но сейчас почувствовал себя человеком. “Она уже успокоилась”, - понял Пейн и провёл рукой по волосам Конан. Его ладонь прошлась по шёлковым прядкам. Поправив бумажный цветок, едва не выпавший из тёмно-синих волос, Пейн посмотрел в глаза своей подруге, после чего коснулся рукой её щеки.
- Я изменю этот мир, чтобы больше никто не страдал, - тихо сказал он, вдыхая аромат, идущий от куноичи.
От неё пахло свежим пергаментом и жасмином. Рыжеволосый нукэнин уже не мог сопротивляться внезапно охватившему его желанию. Он обхватил Конан за талию и готов был поцеловать....

Ласковые прикосновения рук Пейна к её лицу снова заставили сердце девушки забиться чаще. Он как всегда говорил о мире, но в его серых глазах она видела что-то, что предназначалось только ей одной. Не цели, не мечте, а ей. “Ты хочешь всем подарить мир и спокойствие, но как тебе объяснить, что для меня ты и есть весь мир?” - говорило сердце Конан, сама же она продолжала смотреть в глаза Лидеру.
Она почувствовала, как рука мужчины обхватила её талию, притянув куноичи к себе ещё сильнее. В другой ситуации это бы, наверное, сильно удивило синеволосую девушку, ведь никогда раньше они не позволяли себе такой близости, хоть и всегда были вместе. Идя по своему пути, отдаваясь полностью делу и двигаясь навстречу своей мечте, эти двое совсем не думали о чувствах, которые испытывали друг другу.
А сейчас... сейчас Конан понимала, что всегда любила этого человека. Она почувствовала его желание и поддалась вперёд. Горячее дыхание напарника обожгло кожу, когда её губы оказались в нескольких миллиметрах от губ Пейна...

Так близко… даже слишком. Лидер не смог сдержаться и прильнул к губам Конан. Как он не хотел её отпускать, но разум всё же возобладал над сердцем. Невольно оторвавшись от таких тёплых и сладких губ девушки, Пейн отошёл на шаг.
- Прости, - холодно бросил он куноичи давно забытое слово для извинений, повернувшись к ней спиной, - И забудь об этом.
Он пытался усмирить не дающие покоя эмоции, так как не предстало ему показывать их вот так в открытую. Но лишь один образ синеволосой девушки в голове заставлял его терять самообладание. “Это было ошибкой, я не должен проявлять такой слабости”, - вбил себе в голову обладатель Риннегана, возвращаясь к прежнему невозмутимому виду. Он направился в сторону выхода, к ванной, чтобы умыться и охладить свой пыл, только бы смыть с уст охоту выговорить подкатывающие к горлу слова: “Я чуть не признался ей… но поцелуй уже был равносилен этому”.

Губы девушки обожгло огнём, когда Пейн прикоснулся к ним, подарив Конан лёгкий, едва ощутимый поцелуй. “Как тепло”, - мелькнуло в голове у девушки. Хотелось просто замереть и не отпускать его. Однако прежде, чем она успела что-либо предпринять или ответить взаимностью, поцелуй оборвался. Куноичи с недоумением посмотрела на своего напарника, но после его слов осталась стоять на месте, всё также глядя в его спину.
Она окончательно растерялась, все эмоции смешались воедино. Конан почувствовала себя ещё хуже, чем раньше. Тихо всхлипнув, она кинулась на кровать, стараясь не плакать. Противоречивые чувства боролись внутри, выливаясь в дикую боль на сердце. “Сначала привлекает к себе, а потом отвергает... зачем он так со мной? почему он меня мучает?” - эти мысли не давали синеволосой куноичи покоя.
С одной стороны, она пыталась убедилась себя, что Пейн поступил правильно. Они - шиноби, преступники и убийцы, у которых просто не должно быть чувств, но сердцу ведь не прикажешь. Хрупкую и ранимую душу девушки просто разрывало на части, однако никто не должен был знать о её душевных муках и терзаниях.

Шаги Пейна затихли, когда он услышал протяжный скрип кровати, который заставил его обернуться. Ему показалось, что Конан безмолвно плачет… и всё из-за него. Странное чувство сожаления о содеянном поднялось в груди нукэнина. Он оттолкнул единственного человека, который был ему дорог, думая, что так будет лучше. Но им обоим стало только хуже. “Мы преступники и чувства только помешают нам... это слабость, свойственная только людям, мы выше этого”, - пытался мысленно убедить себя в обратном Лидер, но тяжёлый, едва различимый вздох куноичи заставил отбросить все мысли на второй план. Развернувшись, он снова подошёл к кровати, на которой лежала синеволосая девушка.

- Уходи... - тихо промолвила куноичи, зная, что Лидер стоит рядом.
Ей не хотелось сейчас его видеть. Тем более не хотелось, чтобы он видел проявление её слабости. Она прекрасно понимала, что должна быть сильной, но сейчас ничего не могла поделать со своими чувствами. Держать это в себе было слишком больно, куда лучше выплеснуть свои эмоции наружу и забыть. “Лучше бы этого вообще не было”, - подумала Конан, подавив очередной всхлип.
Как же тяжело безответно любить человека, который всегда рядом с тобой...

Просьба девушки никак не повлияла на Пейна. Он уже всё решил для себя: “Чтобы ни было, я не позволю ей больше плакать… не допущу её страданий”. И пусть это противоречило его принципам о глупых чувствах, подобного более он видеть не желал. Переборов своё сознание, рыжеволосый шиноби сел на постель рядом с еле сдерживающей себя синеволосой куноичи и перевернул её, уложив на спину. Склонившись над ней, он взглянул в глаза Конан. Слёз не было, но её лицо как всегда выдало её душевное состояние. Всё также молча, Лидер железной хваткой сжал плечи куноичи, а затем примкнул к её губам, но не так раньше… поцелуй был настойчивым и страстным, почти сразу же став крепким и глубоким. При этом глаза мужчины были полуоткрыты, он словно исподлобья смотрел на оцепеневшую девушку. Не прерывая поцелуя, Пейн ещё сильнее прижал её к себе, ожидая ответной реакции и взаимности. “Ведь ты этого желала… ответь уже мне”, - мысленно обращался он к напарнице, хотя в глубине души понимал, что сам жаждал этого. И сейчас ему нужно было получить больше… нужно как никогда.

Что-то ёкнуло в груди Конан, когда её насильно повернули лицом вверх, оторвав от подушки. Увидав лицо Лидера так близко от своего, она поначалу испугалась, зная, что глаза тут же её выдадут. “Будто убить хочет за мою слабость… хотя, пусть убивает, это лучше, чем мучаться всю жизнь”, - подумала девушка, чувствуя его сильные руки, сжимающие её хрупкие плечи. Поняв, что деваться всё равно некуда, она лишь зажмурилась, чтобы не видеть этого пронизывающего взгляда напарника. Но внезапно внутренний мир синеволосой принцессы оригами перевернулся с ног на голову. Пейн сделал то, чего она ожидала меньше всего в этой ситуации. Жаркое прикосновение мужских губ с привкусом металла заставили её замереть, даже дыхание остановилось. Девушка широко распахнула глаза, только бы убедиться, что это не сон. Мужчина по-прежнему взирал на неё холодной сталью необычных глаз, но теперь они не выглядели такими бездушными. “Слишком хорошо, чтобы быть правдой”, - мелькнула непрошенная мысль. Но вот он крепче сжал её в своих объятиях, углубив поцелуй, и все сомнения сгинули без следа. Уже больше ни о чём не думая, Конан обвила руками шею нукэнина и горячо ответила на поцелуй. И уже стало неважно, что будет потом, именно сейчас она хотела быть с ним. Пейн словно знал, чего она втайне хотела.
Ловкие пальцы куноичи скользнули ниже, остановившись на его груди, а затем расстегнули несколько пряжек на плаще партнёра, проникая под одежду…

Все мысли до одной улетучились в небытие, когда он почувствовал взаимность со стороны девушки. Даже владение Риннеганом, самым мощным из всех доудзюцу, было ничто по сравнению с тем, что его обладатель испытывал сейчас. Разве такое возможно, чтобы бог чувствовал как человек? Нет, это что-то внеземное…
Забываясь в сладком, упоительном поцелуе, мужчина не сразу ощутил тёплые ладони голубоглазой куноичи на своём теле, однако когда понял, что плащ вот-вот спадёт с его плеч, он оторвался от её губ, схватив за руку. Та вздрогнула, со странным лицом взглянув на него. Но Пейн, посмотрев ей в глаза, чуть улыбнулся уголками губ, тем самым показывая, что больше её не оставит, и сам снял с себя форменную одежду Акацуки. Он выполнит желание Конан, но сделает это по своему.
Спустя секунду плащ девушки полетел на пол, а следом и остальная одежда, ставшая здесь неуместной. Впервые увидев свою партнёршу полностью открытой, лидер был вынужден признать, что она настоящий ангел. Она была великолепна и прекрасна, теперь он просто не мог оторваться от женского тела, желая заполучить его. Время словно остановилось, всё было как в тумане. Пейн не издал ни звука, лишь когда овладел своей куноичи, из груди вырвался томный вздох. “Бог и Ангел теперь одно целое”…

Для Конан всё было невероятным ощущением… божественным даром, ниспосланным на землю. Может, её друг действительно Бог? Впрочем, это неважно, для неё он всегда будет Богом и любимым человеком. Девушке уже ничего было не нужно, только бы это продолжалось… но когда Пейн снова остановился, на краткий миг она испугалась. “Нет, только не уходи снова! Прошу…”, - кричали мысли, однако мелькнувшая на лице партнёра полуулыбка, которую даже так назвать нельзя было, а скорее лёгкое движение губ, успокоила её. Осознав, что он намеревается делать, голубоглазая куноичи полностью отдалась в его руки. Грубость и властность, с коими он разрывал ненужные куски ткани, были свойственны рыжеволосому шиноби, даже в этом деле он оставался лидером. А она слепо подчинялась ему, чувствуя, как поднимается очаг их общей страсти, помогающей преодолеть дальнейшее смущение. Его прикосновения, поцелуи и ласки заставляли каждый раз трепетать сердце, а тело отвечало на эти позывы. Конан не сдерживала больше свои чувства, это было ни к чему. Соединившись с ним, она словно поднялась на вершины блаженства, а дальнейшие действия только усиливали огонь внутри.

Пейн знал, что своими резкими движениями может причинить девушке боль, но ничего не мог с собой поделать. Страсть и чувства рвались наружу, требуя немедленного выхода, что, собственно и происходило. Но то была приятная боль… даже в какой-то степени очаровывающая и безумная. Можно ли было вот так далеко уйти от себя? Он не знал, а просто делал. Безудержное желание шиноби просто было неподвластно контролю. И в тот миг, когда он сделал большой рывок вперёд, всё исчезло, время замерло на месте вместе с ним. Волна истинного удовольствия окатила двух людей, а затем отступила.
С прерывистым дыханием, заставляющим сердце биться чаще, обладатель риннегана ослаб и перекатился на спину, слезнув, наконец, с придавленной к кровати куноичи. Минуты снова поползли вперёд, но для него всё изменилось. Лидер понял, что больше никогда не сможет снова лишиться чувств, ибо огонь в душе будет поддерживать воспоминание о произошедшем. Да и сам он не имел ровно никакого желания возвращаться к старому и оставлять Конан. “Будь что будет…”, - подумал он, прижимая её трепещущее тело к себе.
- Теперь мы всегда будем вместе, - слетели с губ тихие слова Пейна. Он посмотрел на свою напарницу, - И я хочу подарить тебе новый мир…

Конан не сразу отошла от пережитого, она как будто побывала в раю, райское наслаждение всё ещё опутывало её сознание. Даже тело вздрагивало от приятного покалывания внизу живота, однако тепло любимого человека быстро успокоило игры разума. Удобно устроившись под боком Лидера, девушка положила голову на его плечо и прикрыла глаза. Почему-то она была уверена, что теперь он её не покинет, может, его могучие объятия говорили об этом, а может женская интуиция, но она это знала. А слова Пейна окончательно убедили синеволосую куноичи в своих мыслях.
Приподняв голову, она посмотрела на рыжеволосого мужчину, бездонные колодцы голубых глаз встретились с холодной рябью серых.
- Не надо… - также тихо отозвалась Конан, проведя тёплой ладонью по щеке своего друга, - Ведь
мой Мир – это ты.

Мрачный дождь и синее небо, всемогущий бог и его посланник чистый ангел, болезненно обжигающий огонь и хрупкая работа мастера оригами – какими разными или схожими не были эти личности, но они всегда будут вместе, идя в ногу со временем, двигаясь вперёд навстречу своим мечтам. Ведь их мир остаётся с ними.

Фанфики по Наруто

главная